Томас Райнер: Переводим с языка Природы

Хотя это и не действительно искусственное растительное сообщество (поскольку не саморегулируемое), но даже эта садовая посадка из населлы, шалфея и непеты создана под впечатлением многоярусных природных посадок.Хотя это и не действительно искусственное растительное сообщество (поскольку не саморегулируемое), но даже эта садовая посадка из населлы, шалфея и непеты создана под впечатлением многоярусных природных посадок.

Автор: James Golden

Мои мысли настолько близки к предмету данной статьи, что написать ее будет нелегко. Моим намерением было рассказать о лекции Томаса Райнера (Thomas Rainer) в Ботаническом Саду Нью-Йорка. Но я настолько с ним согласен, что, как оказалось, мне тяжело отделить мои собственные мысли от того, что я помню из презентации Томаса. Однако я попытаюсь. Я надеюсь, я не вложу в его текст мыслей, не принадлежащих Томасу.

Движение в поддержку применения местных растений в садовых посадках (далее будем называть его коротко «За местную растительность» — прим.ред.) привело к созданию невероятно очаровательных пейзажей… и одновременно иногда ужасающе уродливых садов. Многие сады, созданные по правилу «только местные растения» терпят неудачу, потому что их проектируют, используя слишком малое разнообразие растений, слишком много мульчи и абстрактные (не относящиеся к законам природы) представления об устойчивости и охране природы. Всё это приводит к совсем неприродному виду. Очень часто природный сад или дождевой сад выглядит как прямая противоположность тому, как это задумывалось. Получается мульчированное высохшее пространство с разбросанным по нему небольшим количеством растений, сражающихся за выживание.

Данная акварель Альбрехта Дюрера, которой 500 лет – мастерское произведение искусства реализма, в основе которого – пристальное наблюдение за природой, но осмысленное и дополненное.

Данная акварель Альбрехта Дюрера, которой 500 лет – мастерское произведение искусства реализма, в основе которого – пристальное наблюдение за природой, но осмысленное и дополненное.

Почему появляется так много садов, которые выглядят выше описанным образом? Обычно это происходит потому, что планировщики сада строго следуют чужому рецепту вместо того, чтобы самим понаблюдать, как растения растут в природе. Дикие растения не существуют как отдельные элементы, окруженные пустым пространством. Они живут в сообществах: в плотных, многообразных, переплетающихся, процветающих системах живых организмов. Эти сообщества преодолевают барьер между жизнью над почвой, и менее известной человеку, но невероятно сложной, жизнью под поверхностью земли. Если подобные растительные сообщества состоят не исключительно из местных видов, их можно описать как искусственно созданные экосистемы. Одно из доказательств того, что искусственные экосистемы действительно можно назвать экосистемами – их устойчивое существование в течение определенного времени. Еще более успешной будет такая экосистема, если она проявит другие качества, свойственные природным сообществам. Например, будет привлекать бабочек, пчел и других опылителей, и удовлетворять их жизненным потребностям.

В США движение «За местную растительность» стало слишком политизировано. Многие дискуссии на тему местные растения или не-местные декоративные, быстро опускаются до обидной аргументации или перехода на личности. Движение «За местную растительность» получило негативную репутацию за отрицание многих вариантов, доступных садоводам. Такое впечатление, что вы общаетесь с придирчивой, грозящей пальцем сварливой персоной. Если не произойдут изменения, движение «За местную растительность» скорее всего, будет отпугивать своими заявлениями больше людей, чем привлекать. Делать всё абсолютно правильно в этой сфере очень сложно, требует слишком много самоотверженности и все равно получаются постоянные нагоняи за отклонение от курса. Движение как бы говорит: ты неэтичен, даже аморален, если не выращиваешь исключительно местные растения.

Но есть и другой путь. Мы можем присмотреться к тому, как на самом деле живут растения в дикой природе, и адаптировать природные модели их роста, объединяя местные и неместные виды в «природные» сообщества, которые существуют по тем же правилам, как и дикие растения в природе.
Но это – мои слова.

Томас Райнер раскрыл эту тему намного более системно в своей лекции – Дизайнерские Растительные Сообщества – в нью-йоркском Ботаническом Саду (NYBG) (http://adulted.nybg.org:8080/cart65/jsp/session.jsp?sessionId=143GAR801C&courseId=142GAR801C). Он выступал в серии престижных зимних лекций (проходивших в NYBG), где перед ним выступали такие выдающиеся практики как Том Стюарт-Смит (Tom Stuart-Smith) и Ким Вилке (Kim Wilke).

Томас занимается садоводством со своим сыном

Томас занимается садоводством со своим сыном

Темой лекции Райнера была критика «дизайнерского подхода, основанного исключительно на местных растениях» и презентация альтернативного подхода: «дерзкой, экологически экспрессивной дизайнерской эстетики, которая скорее истолковывает, передает дух природы, а не имитирует её». Томас предлагает нам сменить фокусировку движения «За местные растения» в сторону продуманных дизайнерских растительных сообществ. Он предсказывает парадигмальный сдвиг, который произойдет в следующее десятилетие: от существующего упора исключительно на использование местных растений безотносительно дизайна, к тому, как собственно растения существуют в сообществах. Например, растительные сообщества в дикой природе обладают набором характеристик, делающих их и устойчивыми, и привлекательными одновременно. Дизайнерским садам следует делать то же самое, потому что никто не будет тратить время, чтобы заботиться о саде (будь то природный или любой другой), если его вид не возбуждает эмоции, не очаровывает зрителя. Эти характеристики – баланс между плотностью и разнообразием, и способность существовать с минимальным внешним вмешательством; а также – это ощущение гармонии.

У попыток учиться у природы долгая история, уходящая корнями к Вильяму Робинсону (William Robinson), Англии конца 19-го и начала 20-го столетий или даже раньше. Один из наиболее важных источников такого подхода в 20-м веке, на который ссылался Райнер, это книга Ричарда Хансена (Richard Hansen) и Фредерика Сталя (Fredrich Stahl) «Многолетники и их местообитания в саду» (Perennials and their Garden Habitats). В оригинале это немецкое издание 1981 года (Die Stauden und ihre Lebensbereiche). В этой книге представлены сотни видов многолетников, объединенных в группы по принципу местообитаний, в которых они предпочитают жить. За прошедшие после публикации несколько десятилетий, книга оказала невероятное влияние на развитие концепции природного сада. Полагаясь на многолетние полевые исследования, книга указывает на важность совмещения многолетников с предпочитаемыми ими местообитаниями. Также в книге представлена концепция социальности и общительности растений (какие из растений успешно произрастают друг с другом). Эта концепция содействовала пониманию явления социальности растений, и некоторых механизмов, под действием которых растительные сообщества формируются и выживают в садах.

Совет Хансена и Сталя «правильное растение в правильном месте» тщательно детализирован в их списке растений для конкретных местообитаний. Авторы книги выделили семь основных местообитаний: лес, опушка, открытая местность, каменистый сад, культивируемая посадка (бордюр), водно-болотные местообитания и кромка водоемов, а также произрастающие в воде растения. Но это только самая верхушечка айсберга. Хансен и Сталь подразделяют каждую из категорий на множество подкатегорий: низкие, теневыносливые многолетники; высокие теневыносливые многолетники; теневыносливые злаки и осоки; и так далее – на протяжении около 300 страниц. Они также более детально рассматривают социабельность растений, предоставив список растений и описание того, как их следует размещать: по одиночке или в группах, а если в группах, то какого размера.

Таким образом, фраза «правильное растение в правильном месте» – очень грубое упрощение. Главный момент в том, что мы должны думать о дизайне растительных сообществ, а не о создании садов из изолированных растений или их групп с использованием в качестве ориентира только цвета или визуального эффекта.

Держа курс на пошаговый подход в дизайне, Томас Райнер предложил три принципа дизайна растительных сообществ:

    -В качестве исходной модели, образца для вашего сада, создайте список, набор разнообразных природных местообитаний, схожих по условиям с вашим участком.
    -Растения, совместимые в вертикальных ярусах: Растения должны покрывать почву. За редким исключением, благодаря таким растениям не будет никакой нужды в мульчировании. Почвопокровные растения будут сдерживать рост нежелательных пришельцев, предотвращать самосев и перемешивание с конкурентными сообществами. Желательно, чтобы почвенный покров был представлен долгоживущими, теневыносливыми видами. Средний ярус и верхний ярус обычно из растений с «прозрачной» фактурой, практически безлистными стеблями, чтобы через них проходило достаточно света и воздуха. Также растения должны быть совместимы в плане их жизненных потребностей и отношений друг с другом.
    -Осмысливайте и дополняйте: абстрагируйте визуальную суть диких растительных сообществ и развивайте результат, чтобы достичь необходимых вам эстетических целей.

Результатом такого подхода к дизайну растительных сообществ будет искусное творение: определенно не реставрация природной среды, однако всё же живое, самоподдерживающееся сообщество растений. В пределах этой сферы деятельности, садоводу доступно множество эстетических дизайнерских возможностей. Например, благодаря использованию единичного или небольшой группы доминантных растений, сад будет производить сильное ощущение спокойствия.

В городах или пригородных территориях создание искусственных растительных сообществ может нарушить существующее планирование или официальные ограничения, предполагающие исключительно чистый газон. Чтобы выразить свой замысел, дизайнер может использовать упорядоченные основы, которые в свою очередь будут включать «дикие» участки сада и обозначать дизайнерский задум. Так, обычная мощеная дорожка, проложенная сквозь луг, может превратить «дикий» луг в сад, придавая ему новый смысл при помощи концептуальной основы.

Последнее время Томас Райнер экспериментирует с дизайнерскими растительными сообществами в пригородной местности, в его собственном «уродливом» (как он его описывает) доме в городе Арлингтон, штат Вирджиния. В данном контексте идея структурности становится невероятно важной.

Томас любезно предоставил несколько фотографий экспериментальных посадок, с которыми он работает. Его дом, кроме того, что находится в городском окружении, расположен на пересечении нескольких улиц с трехполосным движением. Это определенно сложная территория, о которой можно подумать, что здесь будет тяжело протестировать экспериментальные растительные сообщества.

Томас написал: «Я высылаю вам несколько случайно отобранных фотографий. Это мой окаймляющий территорию сад, в котором достаточно заметна вертикальная ярусность посадки (населла, шалфей, непета). Я не уверен, что это можно назвать искусственным растительным сообществом, потому что эта посадка на самом деле не может сама себя поддерживать. Но даже эта садовая посадка создана под впечатлением многоярусных диких природных сообществ».

Хотя это и не действительно искусственное растительное сообщество (поскольку не саморегулируемое), но даже эта садовая посадка из населлы, шалфея и непеты создана под впечатлением многоярусных природных посадок.

Хотя это и не действительно искусственное растительное сообщество (поскольку не саморегулируемое), но даже эта садовая посадка из населлы, шалфея и непеты создана под впечатлением многоярусных природных посадок.

Райнер продолжает: «Другие фотографии показывают эксперимент в углу моего сада, где я создаю смесь из клиновидных четвертей посадок и случайной семенной смеси». На изображении – план в углу участка, в непосредственной близи к тротуару и улице.

«Стратегия состояла в создании «основы, рамки» по линии границы с массой невысоких многолетников, чтобы это выглядело каким-то образом упорядоченно, но внутри этой рамки был рассеян семенной микс невысоких лесных местных растений».

«Стратегия состояла в создании «основы, рамки» по линии границы с массой невысоких многолетников, чтобы это выглядело каким-то образом упорядоченно, но внутри этой рамки был рассеян семенной микс невысоких лесных местных растений».

ФОТОГРАФИЯ АМСОНИИ (Amsonia ‘Blue Ice’)...

ФОТОГРАФИЯ АМСОНИИ (Amsonia ‘Blue Ice’)…

...и сеслерии, обозначенных на плане, приведенном выше.

…и сеслерии, обозначенных на плане, приведенном выше.

«Весной видно все молодые ростки, которые сожительствуют с молодыми саженцами», объясняет Райнер. «Пройдет несколько лет, прежде чем можно будет увидеть, чем это обернется».

seedlings-+-transplants

seedlings-+-plugs

«Эта посадка действительно искусственное растительное сообщество. Я создам её, но фактически дам ей развиваться самостоятельно, чтобы посмотреть, что будет. «Рамка» и невысокий рост всех видов растений помогут сделать посадку более приемлемой в моем городском/пригородном окружении. Также я использовал луковичные (нарцисс ‘Thalia’ – очаровательные поздноцветущие растения, и камассию (Camassia quamash)) и летнецветущие однолетники: чтобы посадка выглядела более декоративной до того времени, пока пространство заполнят растения семенного микса».

Акварель Дюрера в начале статьи уже давно является моим любимым ботаническим рисунком. Я решил, что это вполне уместно, что Томас Райнер использовал именно это изображение, открывая свою презентацию. Пристальное наблюдение Дюрера за растительностью на клочке земли прекрасно иллюстрирует то, как растения растут в природе, и одновременно по-новому раскрывает природу при помощи художественного переосмысления.

Томас Райнер говорил целых два часа (со множеством наглядных примеров). Редко у меня получается высидеть на лекции так долго без того, чтобы мысли стали рассеянными, или чтоб я не ерзал на месте, или чтобы не думал о том, как бы перекусить на перерыве. Но эта лекция была настолько насыщена информацией и креативными идеями, что овладела вниманеием от начала и до конца. Блог Томаса Райнера – Grounded Design.

Источник